Увидеть «невидимку».

ТАСС — об использовании технологии малозаметности на современных истребителях и способности российских комплексов ПВО распознавать такие "невидимые" воздушные суда

После поставок в Сирию в начале октября российской зенитной ракетной системы С-300ПМУ-2 «Фаворит» в мировых СМИ разгорелись споры и дискуссии о том, как этот комплекс изменит военную обстановку в регионе и сможет ли прикрыть небо, в том числе от самолетов пятого поколения, спроектированных с использованием технологии малозаметности Stealth («стелс»). Система была поставлена в составе трех дивизионов по восемь пусковых установок в каждом. Также был доставлен и возимый боекомплект в составе более 100 зенитных управляемых ракет для каждого дивизиона.

О том, что для усиления боевых возможностей Арабская Республика получит такие системы большой дальности, стало известно 24 сентября, после инцидента со сбитым ракетой сирийского комплекса С-200 российским разведывательным самолетом Ил-20.

‘ ТАСС/Минобороны РФ’

Комментируя поставку С-300 сирийской армии, председатель комитета Госдумы РФ по обороне Владимир Шаманов отметил, что «ситуация там существенным образом изменилась — мы все самолеты, в том числе и «невидимки», видим». В прессе стали появляться сообщения о проводимых в рамках учений на Украине испытаниях американских и израильских летчиков с использованием самолетов F-15 и украинских С-300 (поставленных еще в советские годы). Журналисты отмечали, что иностранные военные тем самым изучали возможности своих истребителей перед системами ПВО. Также не уверены в малозаметности своего новейшего самолета F-35 Lightning II и в Пентагоне, об этом тоже писали некоторые издания.

На эту темуВидимые невидимки: самые известные самолеты-"стелс"

Опрошенные ТАСС военные эксперты подтвердили, что «абсолютных невидимок не бывает», ведь в определенных ракурсах (например, при взлете или посадке) самолет хорошо виден и достаточно уязвим для поражения. При этом эксперты подчеркивают, что речь не идет о том, чтобы сбивать в этом регионе чужие самолеты, а о том, что вполне можно «заставить их переживать». Российские ЗРС являются «чисто оборонительной системой».

Противоборство двух систем — авиации и войск противовоздушной обороны — началось достаточно давно, как только они появились, и продолжается до сих пор. Однако пока на сегодняшний день, по мнению заслуженного военного летчика РФ Владимира Попова, все же лидирует система ПВО.

Дуэль с «Могучим» невозможна

«Начинать нужно, конечно, с оперативного уровня: кто с кем будет воевать. Сопоставлять истребитель F-35 и систему С-300 — это ошибка», — заявил ТАСС военный эксперт Михаил Ходаренок, специалист в области ПВО.

Во-первых, такой ситуации никогда быть не может, «чисто дуэльной», и «возникает вопрос: мы будем воевать с США или Израилем? Нет«. Но это будет до тех пор, пока система будет находиться в распоряжении российских специалистов. Эксперт высказал мнение, что если С-300 будет передана в руки специалистов вооруженных сил Сирии, «то тут, по всей видимости, она будет уничтожена ВВС Израиля; они даже это сделают из «спортивного интереса».

Израильские СМИ писали, что в сирийских системах С-300 могут сидеть и иранские расчеты, потому что Иран уже имеет такой комплекс. А если Израиль волнуется, значит, есть психологический фактор неуверенности и нестабильности. «Действия Ирана на территории Сирии они рассматривают как угрозу национальной безопасности», — говорит Ходаренок. По его мнению, в оперативном плане С-300 не может решить полностью проблему по защите, потому что израильтяне могут зайти с любой точки и любого направления. Это позиционный комплекс, прикрывает определенные сектора и районы в отличие от войсковых систем ПВО. Но сам факт того, что он есть на территории Сирии и может эффективно осуществить пуск ракет, «заставляет Израиль думать».

Истребитель F-35 ВВС Израиля© EPA/ABIR SULTAN

В декабре 2017 года Армия обороны Израиля начала оперативное использование первых приобретенных в США F-35I, которые в ВВС еврейского государства получили название Adir (в переводе с иврита — «Могучий»). В настоящее время страна располагает восемью такими самолетами. Всего же она получит от США 50 истребителей F-35.

Эффект «невидимки»

Второй момент. Суть технологии «стелс» — снижение заметности в радиолокационном и инфракрасном диапазонах. Эффект достигается за счет специального покрытия, специфической формы корпуса самолета, а также материалов, из которых сделана его конструкция. «Вот это покрытие — оно очень дорогое само по себе, почему в некоторых районах земного шара приходится его наносить по нескольку раз за год на поверхность, чтобы получить должный эффект. Оно способствует разложению вот этого луча радиоволны, которая приходит и отражается, а благодаря покрытию лучи частично энергетически поглощаются — там рассеивание и так далее», — рассказал ТАСС заслуженный военный летчик РФ, генерал-майор Владимир Попов.

«Создание такой поверхности и плоскостей на воздушном судне, на американских истребителях, допустим F-22, F-35 и F-117 (один из первых «невидимок», где использовалась эта технология), — это конструктивные особенности самолета, которые минимизируют хотя бы частично отражение луча или изменяют его отражение — не зеркально, на прямую на РЛС, а в пространство, за счет чего теряется энергетическая мощность этого отраженного сигнала, — объясняет летчик. — И тогда затрудняется или даже в некоторых случаях при определенных ракурсах полета исключается получение картинки за счет того, что сила отраженного сигнала очень маленькая, и на приемниках РЛС, которые принимают и затем формируют эту цель на экранах радаров, она практически исчезает».

Истребитель F-117, бомбардировщик B-2 и истребитель F-22 ВВС США© Donald Miralle/Getty Images

Радиолокационные волны, испускаемые, например, передатчиком зенитного ракетного комплекса, отражаются от внешней поверхности самолета и принимаются радиолокационной станцией (РЛС) — это и есть радиолокационная заметность. Она характеризуется эффективной площадью рассеяния (ЭПР). Чем меньше эта площадь, тем сложнее обнаружить самолет и поразить его ракетой (как минимум уменьшается дальность его обнаружения).

Спецпроект на темуИстребитель Т-50: секреты самолета-"невидимки" ТАСС рассказывает о боевом и летном потенциале российского перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации

У старых бомбардировщиков ЭПР может достигать 100 кв. м, у обычного современного истребителя она составляет от 3 до 12 кв. м, а у самолетов-«невидимок» — порядка 0,3–0,4 кв. м. «Точных данных по эффективной отражающей поверхности F-35 нет, да и в мире таких полигонов, где ее можно определить, раз-два и обчелся. Кто ее определял, сами американцы?» — задается вопросом Ходаренок.

«По некоторым данным, есть основания полагать, что в сантиметровом диапазоне волн для F-35 она будет около 1–1,5 м. Опять же, С-300 и С-400 уверенно сопровождают и поражают цели с эффективной отражающей поверхностью 0,001 м. То есть невидимым для С-300 он не будет, — подчеркивает эксперт. — Знаете, у какого самолета самая большая отражающая поверхность? У Ан-2, это летающий уголковый отражатель».

Почему детали самолета «зализаны»

«Абсолютных невидимок не бывает вообще, в принципе, — утверждает летчик Попов. — Кстати, наши в СССР пытались сделать прозрачный самолет. В конце 1930-х годов создали самолет из материала, который визуально просвечивался, типа плексигласа. К тому же он создавал серо-голубой дым, и на фоне голубого неба с такой дымкой самолет терял свою контрастность». То есть было визуальное скрадывание контрастности воздушного судна на фоне неба, леса и земли.

Истребители F-35© Matt Cardy/Getty ImagesИдея эта — не сегодняшнего дня. "Стелс"-технологии — это просто ноу-хау, объявленное американцами, — и все. Они на этом делают рекламу и деньги собираютВладимир Поповзаслуженный военный летчик РФ, генерал-майор

Вот почему, объясняет Попов, раскраска у самолетов серого цвета и пятнистая. «В Великую Отечественную войну они были окрашены, как правило, летом в зеленоватые оттенки или серо-зеленоватые, а снизу — голубовато-серые, чтобы и на фоне неба самолет был меньше контрастен, и на фоне земли сливался», — рассказывает летчик.

При этом он напоминает, что конструкторы стараются уменьшить отражающую поверхность самолета, а разработчики РЛС — получить эффективный сигнал, даже такой минимальный, чтобы затем его усилить, идентифицировать, выделить из общей суммы поверхностного «шумового» сигнала, который может образовываться (формироваться), в том числе за счет отражения от леса, гор, облаков». Самолеты все равно в определенных ракурсах хорошо себя показывают на экране.

Почему еще современные "стелс"-самолеты все подвесное оборудование хранят у себя внутри — их или в крыле монтируют, или в фюзеляже. Это и бомбы, и все выступающие детали. Они должны быть, как мы говорим, "зализаны", или определенными углами скрыты. Но еще раз подчеркну: под определенными углами, ракурсами они все равно себя проявляют. Как только они производят какой-то маневр — доворот, изменение высоты, — мгновенно это будет отображаться на экранахВладимир Поповзаслуженный военный летчик РФ, генерал-майорНа эту темуЧем российская армия способна засечь противника

Попов рассказывает, что если американские системы ПВО и системы наблюдения были в основном дециметрового и сантиметрового диапазона волн, то у нас раньше широко использовались РЛС типа П-12 — станции, которые имели метровый диапазон волн. «Оказалось, что эти технологии, особенно примененные по самолету F-117 в Югославии в 1999 году, хорошо себя зарекомендовали. Эти РЛС старого типа видели в большинстве случаев «невидимок» на общем радиолокационном фоне, — говорит он. — Для американцев это было открытием. Они, как оказалось, при испытаниях упустили эти моменты. Все перешли на современные станции и не ожидали, что на вооружении остались старые станции конца 1950-х — начала 60-х годов. У нас они эксплуатировались достаточно долго и в странах Варшавского договора».

Обломки истребителя F-117 ВВС США в Югославии, 1999 год© AP Photo/Vladimir DimitrijevicКогда говорят о самолетах-"невидимках" разного рода, например F-35, то имеют в виду его малую радиолокационную заметность в сантиметровом диапазоне. В метровом он отлично виден, и в дециметровом частично тожеМихаил Ходареноквоенный эксперт, специалист в области ПВО

На смену РЛС П-12 пришли более современные станции разведки и целеуказания П-18. Они использовались в радиотехнических войсках или зенитно-ракетных дивизионах. «Очень хорошая и надежная станция, я ее лично эксплуатировал. Но она была очень слаба по помехозащищенности», — говорит Ходаренок. В России последние поставки П-18М были осуществлены в 2007 году, а в настоящее время производятся станции метрового диапазона волн семейства «Небо».

Сейчас, когда мы знаем о том, что этот диапазон оказался эффективен при борьбе с некоторыми воздушными целями, а точнее, со "стелс"-технологиями, конечно, мы это используем в обязательном порядке. Мы сделали так, что сейчас у нас широкий диапазон — это называется "широкий диапазон использования частот"Владимир Поповзаслуженный военный летчик РФ, генерал-майор

В середине октября стало известно, что способная распознавать самолеты-«невидимки» новейшая мобильная РЛС метрового диапазона П-18Р начала эксплуатироваться в одной из воинских частей радиотехнических войск на Камчатке. Среди ее достоинств отмечаются высокая дальность обнаружения и точность определения координат целей, эффективное обнаружение воздушных объектов, изготовленных по технологии «стелс», а также повышенная помехозащищенность и надежность.

«Воюют не комплексы, а вооруженные силы»

Эксперты уверяют, что кардинальная ошибка — рассматривать наш комплекс ПВО изолированно от действий всей группировки противовоздушной обороны. «Нельзя ставить вопрос: пробьет ли F-35 наш С-300. Хочу подчеркнуть, что воюют не комплексы, а вооруженные силы, соответственно оснащенные и организованные, и когда все сведено в систему. И только тогда можно вести речь о каком-то противоборстве, с равными где-то возможностями», — отмечает Ходаренок.

Командный пункт ЗРС С-300© Дмитрий Рогулин/ТАССПротивовоздушный бой — это не противоборство F-35 и С-300. Это действие всей системы: и средства РЭБ (радиоэлектронная борьба), и истребительно-авиационное прикрытие, и зенитно-ракетное, и активные наши наступательные возможности в плане ударов по авианосцам, аэродромам базирования. Вот что такое противовоздушное сражение, или бойМихаил Ходареноквоенный экспертНа эту тему"Мы можем применить оружие": военный летчик — о перехватах самолетов НАТО

Военный летчик Попов в свою очередь напоминает, что противоракетные удары пилотами всегда отрабатывались в обязательном порядке. «Есть документ — Курс боевой подготовки — у летчиков для фронтовой авиации, истребительной авиации, истребителей-бомбардировщиков и штурмовиков, — рассказывает он. — Есть такие упражнения, где в обязательном порядке отрабатываются элементы противоракетного, противоистребительного и противозенитного маневрирования. Они рассчитаны, полигонным образом подтверждены, облетывались и так далее». Он также отмечает, что есть еще системы ПВО, которые работают визуально, типа комплекса «Стрела», различные ПЗРК.

Ведь есть понятия прорыв ПВО, а есть преодоление ПВО. Прорыв — это очень дорогое удовольствие, и это делается массированными силами и средствами — и наземная артиллерия стреляет там, и РЭБ включается, и системы истребительные работают, и ударные противоракеты запускаются по РЛС, чтобы уничтожить станции обзора и наведенияВладимир Поповзаслуженный военный летчик РФ, генерал-майорНа эту тему"Входим в зону ПВО, нас кто-то облучает". Летчик-испытатель МиГ-35 стал "навигатором"

О противоракетных маневрах самолетов-истребителей, которые направлены на срыв возможности пуска ракеты со стороны средств ПВО, в интервью ТАСС рассказывал и летчик-испытатель корпорации «МиГ» Михаил Беляев. Он объяснил, что в этот момент самолет начинает энергично разворачиваться под 90 градусов с изменением скорости и высоты. «Чаще всего сверху вниз с разгона. И выполнять маневрирование так называемой пространственной змейкой. И в этом случае вероятность попадания ракеты в цель становится гораздо ниже», — отметил Беляев.

«Я долго служил в эскадрилье РЭБ фронтовой авиации, — вспоминает Попов. — Там мы использовали и помехи радиоэлектронные — активные и пассивные. И помехи, которые создавались наземными силами и средствами. Делали все это во взаимодействии, для того чтобы эффективно преодолеть противодействие противника. На учениях мы использовали и складки местности, и различные метеоусловия, и так далее, чтобы истребители условного противника за нами не охотились и системам ПВО создавали трудности. То есть все делалось, изучалось».

Также говорилось о том, что на обучение сирийских специалистов управлению системой С-300 понадобится три месяца. А работа по созданию единой системы управления ПВО в Сирии завершится в октябре. Отмечалось, что после обучения сирийские военные сдадут «экзамен» в России.

Боевые стрельбы ЗРС С-300© Донат Сорокин/ТАСС

Безусловно, отмечает летчик Попов, за месяц можно обучить общим азам — «поставить на дежурство эти системы». Но практика показывает, что на это уходит несколько лет. «Но мы же не говорим, что сразу же оттуда уберем своих специалистов, которые будут их консультировать, — говорит он. — Мы просто заберем специалистов и у себя здесь, в России, будем их готовить в специальных центрах подготовки». По мнению Попова, это будет происходить по ротации и поставлено на поток. «Эта работа будет, мягко говоря, вечная — пока стоит на вооружении комплекс», — заключает генерал.

«Всегда спрашивают, могут ли американцы довести самолет F-35 до полной невидимки. Наверное, могут. Он сейчас стоит $118 млн, а если вы доведете его отражающую поверхность до 0,001 м, то он может и 150 стоить. Опять же, вы доведете его в нос, а как он будет смотреться на ракурсах… Тут больше политики, чем технических вопросов», — заключает Ходаренок.

Роман Азанов

ТегиСШАСирияРоссияИзраильЭкспорт российского вооруженияКрушение российского Ил-20 в Сирии

Источник: tass.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.